СКАЗКИ ИНДЕЙЦЕВ ДАКОТА (3 сказки)

Нэпи и Нип

У вождя индейцев дакотов был сын по имени Нип-Низаза. Но так обращались к нему только в дни больших празднеств, а обычно звали его просто Нип.

Дакоты исстари охотились на бизонов, ведь в те времена по прериям бродили целые стада бизонов, и думали индейцы, что так будет всегда.

Но вот пришел день, когда охотники взошли на высокий холм и не увидели ни одного бизона. Куда они подевались, никто не знал.

Опечалились охотники. Нет бизонов — нет жизни. Ведь из шкур их делали одежду, из кости вырезали наконечники для стрел, а сочное бизонье мясо служило пищей во все времена года.

Отправились охотники искать бизонов, да все впустую. Сколько ни ходили-бродили окрест, даже следов не нашли. Тогда к вождю подошел Нип и сказал:

— Отец, позволь мне пойти искать бизонов,

— Но их не нашли даже старые охотники, -ответил отец.

— Я могу оказаться удачливее, — возразил Нип.

Вождь был горд, что в его сыне так рано пробудилось мужество, и согласился. Мать дала Нипу старинный амулет, мальчик перебросил через плечо лук и колчан, полный стрел, прицепил к поясу охотничий нож.

— Будь осторожен, сынок, — шепнула мать на прощанье и скрылась в вигваме, чтобы никто не видел ее слез.

Так Нип покинул становище.

Много раз всходило солнце и смотрело с высоты на маленького охотника, а Нип все шел и шел, не ведая страха, по огромной равнине. Ночами он спал прямо на земле, и звезды дивились его смелости.

Равнина кончилась, и Нип вошел в густой лес. Здесь на поляне увидел он одинокую хижину. Около нее сидел старый индеец и пристально смотрел в чашу с водой.

Когда Нип приблизился, индеец, не взглянув на него, сказал:

— Здравствуй, Нип-Низаза.

— Как ты узнал меня? — удивился Нип.

— Увидел в воде, ну а имя твое написано у тебя на лбу!

Нип удивился еще больше. Он понял; что попал к волшебнику.

— Ты прав, я волшебник, — сказал старик, он ведь умел отгадывать мысли людей. — Меня зовут Нэпи. Ты ищешь бизонов?

— Скажи, пожалуйста, где они.

— Не спеши, — отвечал Нэпи. — Придет время, и я помогу тебе. Проходи в вигвам, поешь, отдохни, а после я тебе кое-что расскажу.

Волшебник угостил мальчика удивительными яствами -таких Нип никогда не пробовал. Он вежливо отведал всего понемногу, как учила его мать, и поблагодарил старика.

— А теперь слушай, — сказал наконец Нэпи. — Недалеко отсюда живет могучий великан. Это он угнал из прерий всех бизонов. Победить его трудно, ничто его не берет- ни стрела, ни копье, ни нож. Но он глуп, как и все злые великаны, и мы его одолеем!

— Я исполню все, что ты прикажешь, — сказал Нип. — Ведь племя мое голодает.

— Ты храбрый мальчик, — отозвался волшебник. — Теперь встань и не шевелись.

Нип выпрямился. Колдун обрызгал его волшебной водой, и мальчик тотчас почувствовал, что ноги его срастаются, руки прирастают к бокам и деревенеют, а тело становится тонким и твердым.

Так Нэпи превратил Нипа в палку. Впрочем, Нип по-прежнему мог видеть, слышать и даже... говорить!

Сам Нэпи обернулся щенком, схватил палку в зубы и побежал в лес.

Тропинка становилась все шире и вскоре вывела к светлой поляне. Здесь, у самой высокой ели, стоял огромный вигвам.

Как раз в этот миг из него вышли великан, великанша и их сын.

— Смотрите, собачка! — воскликнул мальчик. -Давайте возьмем ее!

— Ладно, — ответила мать. — У собаки хорошая шерсть, я себе сделаю из нее теплую шапку. А вот хорошая палка! — Великанша ткнула ногой Нипа. — Будет чем коренья из земли выкапывать.

— Это еще что такое? — рассердился великан. — Не нравится мне этот пес. Он принесет нам горе! Вышвырни его отсюда!

— Мне он нужен! — сказала великанша.

Великан недовольно проворчал что-то и отвернулся, перечить жене не стал.

После ужина великанша разложила на земле огромные одеяла, и вся семья легла спать. Задрожали стены от великаньего храпа.

Тут щенок превратился в Нэпи, вернул палке облик Нипа, и оба уселись у котла, стали лакомиться бизоньим мясом.

А наутро щенок как ни в чем не бывало помахивал хвостом, и палка валялась у входа в вигвам.

На рассвете великан проснулся, обглодал бизонью ногу и ушел по своим великаньим делам, а жена его схватила палку и отправилась в лес выкапывать коренья. Сын великана свистнул щенка и увязался следом за матерью.

В лесу они принялись собирать чернику. Тогда щенок схватил палку и прокрался в чащу леса. Здесь он превратился в старика волшебника, а палка — в Нипа.

— Бежим, я знаю, где пасутся бизоны, — шепнул Нэпи и направился к красным скалам, что возвышались невдалеке.

Там в пещере Нип увидел бизонов: их было больше, чем звезд на небе.

— Ого-го! — крикнул Нэпи и погнал бизонов в глубь пещеры.

Они бежали долго. Казалось, пещере не будет конца. Но вот вдали забрезжил свет, выбрались они наверх и погнали стадо через равнину.

— Как жаль, что нет со мной волшебной чаши, — горевал колдун. — Я посмотрел бы, что делает великан.

А великан к вечеру отправился в пещеру, чтобы, как всегда, выбрать бизона себе на ужин. Но в пещере остались только бизоньи следы.

— Где щенок?! — заревел великан, когда ворвался в вигвам.

Щенка нигде не было, палка тоже исчезла.

Бросился великан в погоню. С одного холма на другой перешагивает, через озера перепрыгивает, мчится быстрее ветра, И скоро заметил вдали бизонье стадо,

Но Нэпи то и дело оглядывался, чтобы вовремя увидеть великана, и, когда из-за леса вдруг вынырнула огромная голова, он велел Нипу спрятаться под брюхом самого большого бизона, а сам нырнул под брюхо старого вожака, уцепился за длинную шерсть.

Подбежал великан к стаду, а Нип и Нэпи давай колоть бизонов в бока острыми палками. Разъярились животные, ринулись на великана и сшибли его с ног.

Так Нип и Нэпи добрались до становища.

Большой праздник устроило племя дакотов в честь их возвращения, а когда улеглось веселье, Нэпи сказал:

— Великан еще придет. Нужно быть настороже.

Оправился великан от ран и через несколько дней, когда индейцы погнали бизонов в загон, огромной серой птицей опустился на дерево, стоявшее поблизости. На эту птицу страшно было смотреть: она вращала красными глазищами, щелкала крючковатым клювом. Испугались бизоны, бросились из загона — чуть всех охотников не растоптали.

Стрелы, пущенные в птицу, ломались о ее серые перья. Копья тоже не причиняли ей никакого вреда.

Тогда Нэпи спустился к реке, обернулся выдрой и лег на берегу. Увидела птица зверька, только на выдру нацелилась, а таи схватила вдруг ее за крыло.

— Пусти! — закричала птица страшным голосом.

Поволок Нэпи добычу к вигваму вождя, опутал ей лапы толстым ремнем и повесил над костром. Вдруг птица тихо проговорила:

— Что же будет с моей женой и сыном?

И сказал тогда Нэпи:

— Я отпущу тебя, если ты дашь клятву не угонять бизонов, не отнимать у людей пищу, А чтобы слово твое было твердым, дай мне своего сына. Мальчик будет жить вместе с Нипом у дакотов.

Вылетела серая птица из вигвама — крылья ее больше не шумели: они обуглились и съежились от огня.

Нэпи тут же обернулся орлом и скрылся в той стороне, где стоял вигвам великана. Вернулся он не один — принес с собой мальчика, великаньего сына.

Потом Нэпи попрощался со всеми и отправился в свою хижину. Там он снова поставил на колени волшебную чашу с водой, чтобы видеть все, что творится на свете.

Паук и Лис

Однажды охотился Паук в прерии. Был у него с собой полный колчан стрел из травинок, а самая гибкая травинка служила луком. Во время охоты повстречал он Лиса.

— Здравствуй, братец Лис, — сказал Паук. — Как поживаешь?

— Да какой же я Лис, — изумился тот. — Еще вчера братец Бизон превратил меня в Бизона, чтобы я смог пожевать немного травы. Я пожаловался ему, что год нынче голодный.

— Верно, — вздохнул Паук, — год нынче голодный.

Слушай, Лис, а не можешь ли ты меня превратить в Бизона, тогда бы я тоже пожевал немного травы.

— Отчего же, могу, — отозвался Лис. — Я видел, как делал это Бизон. Заберись на тот холм, а я разбегусь и через тебя перепрыгну.

Взобрался Паук на холм. Но едва увидел, как Лис, прижав уши, со всех ног мчится на него, перепугался и отскочил в сторону.

— Братец Паук, — рассердился Лис, — я и не знал, что ты такой трус. Никогда не быть тебе Бизоном.

— Давай попробуем еще раз, — сказал Паук.

Снова разбежался Лис, перепрыгнул на этот раз через Паука, но перепрыгнул так неловко, что кувырнулся несколько раз и шлепнулся.

Не только Паука не превратил в Бизона — сам из Бизона опять превратился в Лиса.

Увидел это Паук и чуть не лопнул от смеха. А бедняга Лис поскорее скрылся в прерии.

Верно говорят: не умеешь — не берись.

Бобренок и Паук

Как-то раз Паук прогуливался возле реки и увидел на берегу сладко спавшего Бобренка.

— Сейчас я ему устрою! — обрадовался Паук.

Содрал с дерева кусок коры, уложил на него Бобренка и, стараясь не разбудить, потащил к самому дальнему холму.

Тут он растолкал Бобренка.

— Эй, братец, вставай! Как ты сюда попал?

Бобренок, еще полусонный, услышал незнакомый голос и сделал то, что делают все бобры: нырнул. Но увы, реки на месте не оказалось, и он лишь ткнулся носом о твердую землю.

Это окончательно развеселило Паука. И пока Бобренок, царапая лапы о колкую траву, добирался до своего дома.

Паук бежал следом и дразнился:

— Соня-засоня! Соня-засоня!

Для Бобренка это было еще хуже колючей травы.

Через несколько дней, забыв о своей проделке, Паук снова забрел на берег реки. День был теплый, солнечный.

Паук разнежился, прилег отдохнуть и уснул.

В это время Бобренок выглянул из воды и увидел спящего Паука.

— Ага, теперь я над ним подшучу, — обрадовался Бобренок. И принялся рыть вокруг Паука канал. А потом соединил с рекой. Так Паук оказался на острове. Тут Бобренок растолкал его:

— Эй, братец, вставай! Как ты очутился на этом острове?

Паук открыл глаза, глянул налево, глянул направо.

— «Как», «как», — сердито передразнил он Бобренка. — Знаю как.

И покосился на окружавшую его воду.

Пришлось Пауку пускаться до берега вплавь.

Когда он выбрался наконец из воды на твердую землю и улегся на горячий песок, сказал Бобренку, что шутить тот совершенно не умеет.

Но Бобренок только ухмыльнулся в ответ.

 
 
Главная Контакты Гостевая книга Ссылки О сказках

© 2012—2017 Сказки народов мира.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.