Дильруба-Султан — Золотая ножка

Турецкая народная сказка

В одном царстве жил дровосек. Никого у него не было, только дочь, да и та с косыми глазами. Как-то дровосек пошёл в лес и встретил дервиша. — Отец, — сказал дервиш, — не ходи сегодня рубить дрова, а погуляй со мной, я дам тебе за это золотой.

Дровосеку не хотелось гулять с дервишем, но обещанный золотой изменил его желания, и они вместе пошли в лес. Бродя по лесу, они вдруг увидели пригорок.

— Отец, — попросил дервиш, — возьми меня на спину и поднимись на пригорок, а потом я тебя понесу.

— Как же мне поднять тебя с твоим огромным аба (плащом) и громадной чалмой? — ответил дровосек.

Продолжая свой путь, они встретили похоронное шествие.

— Как ты думаешь, в гробу лежит живой человек или покойник? — спросил дервиш, а дровосек удивился:

— Разве живых кладут в гроб?

Вечером дровосек вернулся домой. Дочь стала его расспрашивать, где он был, что делал. Дровосек рассказал всё, что с ним случилось. Рассказал он и о том, как дервиш предложил взять его на спину и нести на пригорок, но тут дочь перебила его:

— Отец, ты не понял слов дервиша. Он хотел сказать: «Давай взберёмся на этот холм с шутками и весельем».

— На дороге мы встретили покойника, — продолжал дровосек, — и дервиш спросил: «В гробу лежит покойник или живой человек?»

— Ах, отец, — опять перебила его дочь, — он не это хотел сказать. Он хотел узнать, богатым или бедным человеком был покойник.

Утром девушка сделала яичницу из десяти яиц, дала отцу каравай хлеба и велела отнести всё это дервишу. Дровосек послушался дочери, но, придя в лес, подумал: «Неужели я отдам все яйца этому грязному дервишу?»

Сказав так, он открыл крышку котелка, съел половину яичницы, потом накрыл котелок и стал ждать дервиша. Когда тот пришёл, дровосек поставил перед ним котелок, предложив:

— Возьми, это прислала тебе моя дочь.

— Внизу веет тёплый ветер, а вверху бушует буря... Месяц убывает, а день прибывает, — сказал дервиш, сняв крышку.

Дровосек не понял его слов и, вернувшись вечером домой, попросил дочь открыть ему смысл речей дервиша. Дочь улыбнулась:

— Отец, он хотел сказать, что ты съел половину яичницы. Давай-ка позовем его сегодня поужинать с нами.

Дровосек пригласил дервиша. Когда мужчины ужинали, девушка смотрела на них через полуоткрытую дверь. Дервиш заметил это и, намекая на косые глаза девушки, сказал дровосеку:

— Дом-то у вас хорош, да трубы кривые.

— Пусть кривые, но дым через них идёт прямо вверх, — смело сказала девушка.

Её ответ понравился дервишу, и он стал просить дровосека отдать ему дочь в жены. Дровосек согласился.

А этот дервиш, оказывается, был падишахом. Сменив свой царский наряд на одежду дервиша, он бродил по свету. После свадьбы он несколько месяцев прожил в доме дровосека, а потом затосковал по своему дворцу.

— Жена моя, — сказал он однажды дочери дровосека, — я еду на родину. Если у меня родится сын, то надень ему этот амулет на руку и отошли его ко мне; если же родится дочь, то продай амулет и купи ей приданое.

Сделав такое наставление, он покинул дом дровосека.

Много времени прошло или мало, только у женщины родился сын и назвали его Гек, что значит «Небесный». Когда мальчику исполнилось шестнадцать лет, товарищи на улице стали дразнить его, называть ублюдком. Ребенок часто спрашивал мать: «Разве у меня нет отца?» И каждый раз мать указывала ему на своего собственного отца.

И мальчик поверил, что дед и в самом деле его отец. Бедная женщина наконец всё-таки отослала сына к падишаху. Надела ему на руку амулет и отправила его к отцу, который, узнав, что сын пустился в путь, приказал устроить по всей стране пышные празднества.

Один проходимец Кельоглан, проведав об этом, пошёл встречать Гека и, увидев его, сказал:

— Меня послал к тебе твой отец. Ты должен омыться водой из этого колодца. Если ты не выполнишь повеления, то умрешь.

Обвязал он юношу веревкой и опустил его в колодец. Мальчик набрал воды и попросил вытащить его наверх, а Кельоглан говорит:

— Я оставлю тебя в колодце!

— Почему?

— Если ты согласишься, чтобы я вместо тебя был наследником престола, а ты станешь у меня конюхом, тогда я вытащу тебя из колодца и спасу от смерти.

— О, спаси меня, я на всё согласен, клянусь Аллахом, я ничего не скажу отцу, — взмолился шахзаде.

— Поклянись, — потребовал Кельоглан, — что даже под угрозой смерти, даже стоя перед палачом ты не откроешь тайны.

Потом Кельоглан облачился в одежду юноши, а ему отдал свою.

Когда они пришли в город, падишах невзлюбил своего сына, но почему-то очень привязался к его конюху.

— Сын мой, — сказал падишах, — не хочешь ли ты, чтобы конюх жил вместе с тобой во дворце?

— Нет, отец, пусть он спит в конюшне, охраняет моего коня. Что было делать падишаху, пришлось согласиться. Однажды Кельоглан пришёл к падишаху и попросил его:

— Отец, повели отлить мне мяч из золота.

Падишах выполнил просьбу сына. Кельоглан, играя мячом, часто попадал им по голове Гека.

Однажды он, как обычно, играл своим мячом и угодил им по кувшину старой женщины, набиравшей воду у источника.

— Эх, молодец, — проговорила женщина, — что я могу сказать, ведь ты сын падишаха. Желаю я тебе только, чтобы ты безумно влюбился в Дильруба-Султан — Золотую ножку.

Кельоглан, услышав её слова, упал на землю и притворился, будто потерял сознание. К нему сразу подбежали и привели его в чувство. Открыв глаза, мошенник стал бесноваться и кричать:

— Отец, пусть мой конюх пойдет и приведет ко мне Дильруба-Султан — Золотую ножку.

— Сын мой, ты ума лишился? Много раз я ходил на её царство войной и не смог взять её.

— Нет, нет, он должен пойти и привести Дильруба, — настаивал Кельоглан.

Падишах снарядил корабль, назначил Гека капитаном и послал его в дальние края. В пути Гек услышал, как матросы кричат:

— Лови, лови же, неужели ты не можешь её поймать! Гек подошёл к ним и спросил:

— Что вы делаете?

— Ловим рыбу, — ответил один из матросов.

— Оставьте её, на что она вам?

Спасенная им рыба выпрыгнула из воды и сказала:

— В награду проси у меня всё, чего хочешь!

— Чего мне просить у рыбы? — говорит Гек. Но рыба сорвала с себя три чешуйки и отдала их юноше со словами:

— Когда падет беда на твою голову, потри одну чешуйку о другую.

Юноша взял чешуйки и спрятал их.

Через несколько дней, когда Гек спал на палубе, он услышал шорох. Оглянулся и увидел огромного дракона. Выхватил он свой меч, убил дракона и снова улегся спать. Вдруг он услышал шелест крыльев и увидел изумрудную птицу Феникс, которая сказала:

— Проси у меня всё, чего хочешь!

— Чего мне просить у птицы? Птица Феникс дала ему три пёрышка:

— Когда попадешь в беду, потри их одно о другое.

Прошло еще несколько дней, и корабль почему-то вдруг остановился, будто наткнулся на что-то. Юноша пошёл на нос и увидел перед судном волшебника Юнус-баба, который превратился в огромную рыбу.

— Сын мой, — сказал Юнус-баба, — по пути во дворец Дильруба-Султан ты увидишь стены крепости, сложенные из отрубленных голов. Войдя во дворец, ты увидишь палачей, которые, выстроившись в два ряда, будут кричать: «Бахши! Бахши!» Ты отвечай им: «Дам, когда буду возвращаться». После этого попадешь на лестницу и поднимешься по ней, перешагивая через ступеньку, Так ты подойдешь к Дильруба, и она тебя спросит: «Зачем пришёл?» Ты ответишь: «Я пришёл, чтобы увезти тебя, моя красавица». А теперь возьми два моих волоска и, когда тебя настигнет беда, свяжи их вместе.

Юнус-баба исчез, и судно наконец достигло берега. Все, кто был на корабле, сошли на землю и направились к дворцу. Как и обещал Юнус-баба, вдали показалась крепость, за стенами которой виднелся дворец. Как только вошли они во дворец, палачи стали кричать: «Бахшиш! Бахшиш!» Молодец отвечал им: «Дам, когда буду возвращаться». Он поднялся по лестнице, перескакивая через ступени, и подошёл к Дильруба-Султан, которая сидела под сорока покрывалами.

— Ты зачем пришёл, осел? — спросила она.

— Чтобы увезти тебя, моя красавица!

Дильруба-Султан — Золотая ножка хлопнула в ладоши и приказала вошедшим слугам:

— Заприте его в каменную темницу!

Утром к Геку пришёл слуга, подал ему арбузную корку, осколок блюда, кусок железа и сказал:

— Из корки сделай арбуз, разбитое блюдо преврати в целое, а из куска железа выкуй нож. Когда всё исполнишь, Дильруба станет твоей.

Слуга ушёл. Юноша думал-думал, гадал-гадал и наконец вспомнил слова Юнус-баба. Связал он подаренные волоски, и Юнус-баба предстал перед ним.

— Ну, сын мой, — сказал Юнус-баба, — что у тебя за горе? Шахзаде рассказал всё и спросил:

— Как я смогу выполнить повеление?

Не успел Юнус-баба провести рукой по корке, как она превратилась в арбуз, провел по осколку и сотворил блюдо, прикоснулся к железу — и стало оно ножом. Сделав всё это, Юнус-баба исчез. Юноша разрезал арбуз, положил его на блюдо и пошёл к Дильруба-Султан, а та сразу закричала:

— Это не считается! Не считается!

Хлопнула в ладоши, призвала слуг и приказала им:

— Бросьте-ка молодца в каменную темницу. Наутро к юноше опять пришёл слуга.

— Недалеко отсюда есть высокая гора. Завтра на рассвете ты пойдёшь туда и если доберёшься до вершины горы раньше, чем Дильруба-Султан, наберешь хворосту и сваришь кофе, то она станет твоей.

Слуга удалился. Гек связал волоски и, когда перед ним появился Юнус-баба, рассказал ему всё.

— Завтра тебе дадут старого шелудивого мула, а под Дильруба-Султан будет красивый быстроногий конь. Возьми мой хлыст и незаметно стегни им мула, — сказав так, Юнус-баба исчез.

Когда наступило утро, Геку дали мула, которого он украдкой ударил хлыстом. Мул помчался быстро, как молния. Добравшись до вершины горы, юноша мигом набрал хворосту и сварил кофе. Не успел он разлить кофе в чашечки, как перед ним появилась Дильруба-Султан и опять закричала:

— Это не считается, не считается! Вот если ты помоешь чашки, сложишь их в корзину и раньше меня приедешь во дворец, — тогда я на всё согласна.

Юноша сделал всё, как она велела, ударил мула хлыстом и в один миг очутился во дворце. И на этот раз своенравная девушка заявила, что это не считается, и приказала заточить юношу в темницу. Наутро к нему снова пришёл слуга.

— Когда нашей госпоже было пять лет, — начал он, — она уронила в море перстень. Пойди и немедленно отыщи его.

Тут Гек вспомнил о рыбе, которую спас. Он потёр чешуйки, подаренные ею, и она тут же предстала перед ним.

— Что прикажешь? — спросила рыба.

— Перстень Дильруба-Султан упал в море. Найди его.

Рыба скрылась под водой и скоро вернулась, держа во рту перстень. Юноша взял его и отнес Дильруба-Султан, она же снова начала твердить:

— Это не считается, не считается. Ответь-ка, что сказала султанша Гюль султанше Гюллю и почему Гюллю рассердилась на Гюль? Если отгадаешь мою загадку, — всё будет так, как ты хочешь.

Гек подумал-подумал и, вспомнив про изумрудную птицу Феникс, потер одно о другое перья, подаренные ею. Птица Феникс прилетела, и юноша рассказал ей о своем горе.

— Завтра, — сказала птица, — возьми с собой верёвку и жди меня у подножия вон той горы.

Утром юноша пошёл к подножию горы и стал ждать птицу Феникс. Когда она прилетела, юноша сел к ней на спину, и они полетели на вершину горы к колодцу.

— В этом колодце, — сказала птица Феникс, — живет див. Около его дома стоят две птичьих клетки. Там же ты найдешь райские яблоки и райское вино. Если злого дива нет дома, то забирай всё и крикни мне: «Тяни».

Юноша обвязался верёвкой, спустился в колодец, а дива дома не было. Гек схватил клетки, райские яблоки, райское вино и крикнул: «Тяни». Изумрудная птица Феникс вытащила его из колодца. Он поехал во дворец, предстал перед Дильруба-Султан и показал ей клетки с птицами. Тут красавица и сказала:

— Вот теперь я согласна.

Оказывается, в одной клетке сидела султанша Гюль, а в другой — Гюллю-Султан, сёстры Дильруба. Они были заколдованы и, поссорившись, превратились в птиц. Как только им дали глотнуть райского вина и понюхать райских яблок, они стали девушками, прекрасными, будто газели.

Гек жил в волшебном дворце еще несколько месяцев, а потом вместе с девушками отправился в путь. Когда они прибыли во дворец падишаха, Кельоглан, увидя красавиц, от радости чуть не сошёл с ума и закричал:

— Я просил привезти мне одну девушку, а он привёз сразу трёх!

Кельоглан стал готовиться к свадьбе: он хотел жениться сразу на всех трёх девушках. Но девушки разом сказали:

— Мы хотим выйти замуж только за Гека.

Дильруба-Султан — Золотая ножка так учила своих сестёр:

— Вы не печальтесь. Ведь когда Кельоглан в первую брачную ночь зайдёт в наши покои, то сперва будет совершать намаз. А тут-то мы надаем ему пинков и выставим за дверь.

Кельоглан сначала вошёл в покои Дильруба. Когда жених совершал намаз, Дильруба ударила его ногой и вышвырнула за дверь. Сначала Кельоглан заплакал, а потом подумал и сказал сам себе:

«И чего я разревелся? Ведь у меня ещё две невесты остались!» Думая так, он направился в комнату Гюллю-Султан, которая тоже дала ему хорошего пинка. Её сестра обошлась с ним точно также.

— Вы отвергаете меня и хотите выйти замуж за моего конюха. Коли так — казнить конюха! — повелел Кельоглан.

Гека передали в руки палачей, и те отрубили ему голову.

— Отдайте нам труп мужа, отдайте, — умоляли все три девушки.

— Ну что ж, пусть они возьмут труп. Посмотрим, что они с ним будут делать, — усмехнулся Кельоглан.

Девушки взяли труп и пролили райское вино на отрубленную голову юноши — голова сразу приросла к телу. Потом ему дали понюхать райские яблоки. Юноша чихнул трижды и ожил.

Узнал это Кельоглан и сказал:

— Видно, плохо его казнили! Казните снова!

Палачи схватили юношу и поволокли на плаху. А падишах выглянул в окно. Тут Гек засучил рукав и показал ему амулет.

— Остановитесь! — закричал падишах и велел привести к нему юношу. Шахзаде рассказал отцу всё, что с ним случилось. Падишах приказал привязать Кельоглана к стволам двух деревьев и обратился к народу:

— Каждый человек, который пройдёт мимо, должен вырвать кусок мяса из тела этого негодяя!

Народ выполнил повеление, и Кельоглан умер в страшных муках. А сын падишаха Гек женился на трёх девушках, и свадьба продолжалась сорок дней и сорок ночей. Они достигли всего, чего желали, а мы будем довольны и тем, что они счастливы.

С неба упали три яблока: одно тому, кто рассказывает, другое тому, кто слушает, а третье тому, кто записывает.

 
 
Главная Контакты Гостевая книга Ссылки О сказках

© 2012—2017 Сказки народов мира.
При заимствовании информации с сайта ссылка на источник обязательна.